+7 (391) 232-44-20 Обратный звонок
Корзина (0 товар(ов) - 0p)
В корзине пусто!
Платина

Платина

1016
0
23 Февраля, 2018

Нет такого элемента в периодической таблице Менделеева, который, за редким исключением, в настоящее время не находил бы своего применения в народном хозяйстве. С открытием каждого элемента, особенно металла, человечество получало новое вещество, которое, несомненно, могло и должно было принести ему какую – то пользу.

Совершенно неожиданной в этом отношении была судьба платины, этого, пожалуй, наиболее драгоценного в промышленном отношении металла среди других драгоценных металлов. Однако первоначальная ее судьба была настолько необычна, что стоит рассказать о ней более подробно.

Свыше 4000 лет назад люди уже знали замечательное свойство платины, но в те далекие времена она была просто не нужна. Даже после, так сказать, официального открытия 230 лет назад ее не только не оценили, но даже признали вредной.

Само наименование ее – platina – является уменьшительно- презрительным, происходящим от испанского слова plata -  серебро, и в переводе на русский язык звучит как «серебришко». Когда правительство Испании в 1775 г. получило из своих южноамериканских колоний первые килограммы открытого там нового металла – платины, оно немедленно приказало тщательно отделять ее от золота, вместе с которым она добывалась, и под специальным контролем правительственных чиновников высыпать в море или даже в большие реки – в наиболее глубокие места.

Да, столь ценимому нынче «серебришку» сильно не повезло в первые годы знакомства его с человеком и немало выдержало оно несправедливых гонений.

Но почему? Какие же причины, какие основания были для этого?

Трудно сказать, когда впервые попала она в руки людей. Так, среди драгоценностей, извлеченных из могил фараонов, есть узкая полоска, врезанная для украшения в один из золотых футляров; её анализ показал наличие нескольких элементов платиновой группы и золота. Многие золотые предметы эпохи фараонов XII династии (примерно 2000 лет до н.э.) покрыты серебристыми пятнами – это платина.

Индейцам Южной Америки доколумбовой эпохи она также была известна и в сплавах с серебром и золотом, и в чистом виде, точнее, самородном, со всеми примесями. Раскопки в Чили (Атакаме) и в других пунктах, например в Северном Эквадоре, на побережье Эсмеральда, дали изделия из неё как законченные, так и в различной степени готовности, что позволило установить технологический процесс их изготовления. Мелкие зерна самородной платины смешивались с золотой пылью и обжигались небольшими порциями на кусках дерева (золото цементировало платиновые зерна). Полученные кусочки прокаливались в пламени паяльной трубки, в результате чего оба металла взаимно диффундировали. Далее металл-сплав проковывался и из него делали украшения и предметы быта. Удивительно, что завоевателям-испанцам все эти операции остались неизвестны. 

В середине XVI в. Платина была доставлена в Европу, но так как ни расплавить, ни растворить, ни использовать этот серый металлический порошок никто не сумел, то она оказалась никому не нужной. Впервые официально упоминает о ней испанский физик Де Уллоа, работавший в Южной Америке по измерению длины меридиана. Он сообщил в своих отчетах, изданных в Мадриде (1735-1748 гг.), что золотые и серебряные россыпи в провинции Кито (Эквадор) полностью использовать невозможно из-за засоряющего драгоценный металл какого-то «серебришка», как он писал, иногда встречающегося в большом количестве. Разделить же эти металлы, как оказалось, было очень трудно, это приходится делать вручную. Ученый доставил в Испанию первые образцы этого «серебришка» из россыпей, расположенных по реке Рио-Пинто в Колумбии.

Попытки испанцев использовать  этот металл оказались бесплодными. Это был зернисто-кристаллический порошок, который в кислотах не растворялся, а в существовавших тогда печах не сплавлялся. Словом, вновь обретенный металл оказался не только бесполезным, но даже вредным, опасным с государственной точки зрения. До испанского короля дошли слухи, что добываемое в колониях золото, которое обязаны были отсылать в Мадрид, южноамериканские испанцы сплавляли для утяжеления с платиной, добавляя её столько, лишь бы только сохранился естественный цвет золота. Вот это первое, мошенническое применение платины и вызвало издание в Мадриде закона об её потоплении в официальной обстановке. Впрочем, через сорок три года испанский королевский двор вспомнил об этом «открытии» ловкачей-золотодобытчиков, отменил закон 1735 г. И приказал собирать всю добытую платину и направлять в Мадрид для… фальсификации золотой и серебряной валюты.

Пираты и конкистадоры, почуяв, что платина не просто «серебришко», а металл, представляющий собой пусть пока не выясненную, но несомненную ценность, также доставили в Европу значительное её количество.

Однако алхимики, исследовавшие этот необычный порошковатый металл, подтвердили всю непригодность  и даже вредность его. Как известно, алхимики тех времен стремились получить искусственно, как мы теперь сказали бы «синтетически»,  золото. Оно считалось самым тяжелым металлом, и, согласно их теории, чтобы получить золото, достаточно было «уплотнить» каким-то образом материю.

И вдруг оказывается, что найден новый металл, да еще тяжелее золота, хотя и совершенно отличный по своим свойствам от него. Наконец, для алхимиков был совершенно непонятным  даже сам факт обнаружения в природе столь тяжелого металла, потому что тогда число металлов стало превышать число знаков Зодиака, которые со средних веков являлись также и символами металлов. Это заставляло усматривать в платине исчадие ада… Вот такая мистика окружала платину в первые годы её появления в Европе!

Впервые тонкораскованный листочек платины удалось расплавить в солнечных лучах с помощью полуметрового вогнутого зажигательного зеркала профессору химии Макэ в Париже и его сотруднику знаменитому ученому и аптекарю Бомэ. Они же первые предсказали блестящую будущность этому металлу, возможность его широкого применения для изготовления посуды (химической и бытовой). Все же платина оставалась Золушкой, по выражению ученых тех времен.

В 1819 г. Платиновые россыпи были найдены и у нас в стране, на Урале, в районе Нижнего Тагила.

Громадную роль в судьбе платины сыграло открытие русскими учеными П.Г. Соболевским и А.Любарским методов её аффинажа (очистки от примесей) и изготовления из неё изделий, не прибегая к плавке, в те годы невыполнимый из-за отсутствия печей, дающих необходимую для её расплавления температуру. Эти ученые обошли процедуру сплавления, впервые использовав метод порошковой металлургии, широко применяемый в настоящее время.

Интересно напомнить, что Санкт-Петербурский монетный двор с 1828 по 1845 г. (по другим данным – по 1839 г.), кроме выпуска золотой и серебряной монеты, занимался также чеканкой и платиновой, достоинством в 3, 6 и 12 рублей. При этом было израсходовано более 12 т платины. Чеканка была прекращена вследствие усиленного ввоза из-за границы поддельной монеты и других причин, что привело к сокращению добычи уральской платины. Наступил кризис и добычи, и сбыта. В 1851 г. Снова был разрешен вывоз платины за границу, и с 1861 г. почти вся платина вывозилась, а следовательно, вывозились и все платиноиды. Её скупали по наиболее низкой цене фирмы США, Англии, Германии и Франции, где на базе нашей платины возникали целые отрасли по её аффинажу и изготовлению лабораторной посуды и приборов. Так продолжалось до Октябрьской революции.

В настоящее время платина играет важную роль во многих отраслях народного хозяйства. Это обусловлено замечательными свойствами, в первую очередь исключительной химической стойкостью, тугоплавкостью (температура плавления 1773,5 °C), а также и электропроводностью. Плотность платины в 3 раза больше плотности железа. Главные области её применения: реторты, котлы для химических заводов (на что уходит свыше 40% ежегодной добычи), тигли, спирали для электропечей, электроды, пирометры для измерения высоких температур, детали магнето, радиоаппаратуры и т.д. Из-за дороговизны её по возможности применяют в виде сплавов с золотом, медью, никелем и др. Сравнительно ограниченное применение имеют некоторые химические соединения платины.

Однако интересно было бы узнать, какое же количество «серебришка», сегодня столь ценимого, спустили испанцы в реки и океан?

Хотя, разумеется, о сколько-либо точных цифрах не может быть и речи, все же установлено: выбросили они от 3 до 7 т. Недаром же, уже в наше время, неоднократно делались попытки обнаружить места захоронения платины и её извлечения. Однако за 200 лет воды и передвигающиеся по дну рек наносы сделали свое дело и надежно укрыли её, по крайней мере, от наших современников.


1016
0
23 Февраля, 2018
Ваш комментарий будет первым